×

, .

Сооснователь airSlate Вадим Ясиновский о войне, работе с россией, M&A и IPO

Роман Судольський
Роман Судольський Головний редактор SPEKA
8 июля 2022 9 минут чтения

Капитализация airSlate уже превышает миллиард долларов. Следующая цель сооснователя компании Вадима Ясиновского – выйти на миллиард долларов годовой выручки.

В airSlate работает почти 1100 человек, 850 из них украинцы. Несмотря на войну, компания продолжает нанимать разработчиков в Украине, но теперь планирует открывать офисы и в других странах.

Вчера SPEKA публиковала первую часть интервью с Ясиновским, где он рассказывал о том, сколько компания зарабатывает сейчас и как команда готовится к рецессии. Сегодня публикуем продолжение разговора – о войне, релокации команды, работе с россией, а также будущем компании в Украине и за ее пределами.

Как airSlate и сотрудники компании помогают Украине победить в войне?

И компания, и сотрудники компании потратили очень много своих денег на помощь Украине. Есть компании, которые делают на этом пиар. Мы не афишировали, пока ты не спросил. Помогаем. Много. 

Знаю, что многие боссы глобальных компаний помогают Украине с условием, что деньги не пойдут на военные нужды. Мы для себя таких ограничений не ставим, у нас другая политика. Но подробности рассказывать не могу и не буду. Даем то, что можем, там, где нужно. А то, как помогают наши сотрудники, меня вообще потрясает. Конечно, речь не идет о закупках оружия (этим есть кому заниматься), но помогаем обмундированием, тепловизорами, касками и т. д. Само собой, детским домам, беженцам и животным. Немало людей из компании ушли служить в ЗСУ.

Как проходила эвакуация сотрудников airSlate?

Первая фаза у нас была еще за месяц до вторжения, мы вывезли около 50 сотрудников в Польшу. Чтобы в случае чего можно было хотя бы поддерживать серверы. 

Вторая фаза началась 24 февраля. Если правильно помню, из Киева вывезли 2500 человек. Это сотрудники со своими близкими, а также их собаки, кошки, попугаи, хомяки… Многих перевезли на запад Украины. При этом многие уже вернулись в Киев и чувствуют себя на удивление комфортно.

В мае в Киев приезжал и Боря (CEO airSlate Борис Шахнович, —  Ред.). Я  тоже очень рвусь, но пока обстоятельства не позволяют. Только заходит об этом  разговор, жена виснет на одной ноге, сестра на другой. У меня трое маленьких детей.

Как война сказалась на продуктивности сотрудников?

На мой взгляд, народ очень хорошо собрался. Все понимали, где какая задача, как друг друга поддержать. 12 часов работы, два часа волонтерства — стабильная схема последних четырех месяцев в команде. Я был приятно удивлен нашими ребятами. 

Конечно, были исключения. Некоторые люди оказались в настолько депрессивном состоянии, что вообще не могли работать. Но это единицы. Постепенно дела налаживаются и у них. 

Думаю, сейчас мы уже работаем на 100% от довоенного уровня. У нас миллион клиентов, поддержка работает бесперебойно, новые релизы стабильно выходят. В какой-то степени помог COVID. Мы привыкли работать удаленно, пандемия была небольшой репетицией. Теперь нужно привыкать к новой реальности. На мой взгляд, все это надолго. Думаю, Украина будет вторым Израилем. 

Что с офисами airSlate?

Наш офис в «Парусе» работает. Конечно, не так, как раньше, но есть люди, которые туда ходят. 

Еще до войны мы открыли офис в Польше. Сейчас у нас там около 150 человек. Еще примерно столько же разбросаны по Европе —  в Испании, Португалии, Франции, Германии. Мы понимаем, что кто-то не захочет возвращаться в ближайшее время, поэтому постараемся обеспечить им достойные условия в других странах.

Думаем над открытием офисов в еще нескольких регионах. Это может быть Португалия или, например, Канада. 

После раунда СМИ писали, что вы планируете за год увеличить команду на 40%. Это правда?

Да, но это будет непросто. Мы были компанией, которая базируется в Украине. Сейчас по целому ряду причин, не только из-за войны, нам придется стать по-настоящему глобальной компанией. 

Рост команды на 40% — это очень амбициозная и крутая цель. Не знаю, насколько нам удастся ее реализовать в нынешних условиях. 

С одной стороны, нанимать в Польше нам будет сложнее, мы хуже знаем местный рынок. С другой стороны, в целом конкуренция за таланты пошла на спад. Но хороших специалистов пока никто не сокращает и, наверное, не будет. Поэтому думаю, что наш рост на 20% более реалистичен. 

В мае мы наняли около 40 человек, из них 30% сейчас в Украине. Да, здесь стало сложнее работать, но мы хотим поддерживать страну. Всего у нас сейчас почти 1100 сотрудников, из них где-то 850 украинцев.

Вы ушли с российского рынка?

Бизнеса в россии у нас практически нет, если говорить о клиентах. Как только началось полномасштабное вторжение, мы закрыли наш сайт для российских IP. Ни с какими местными организациями не работаем. Разорвали отношения с дочерним предприятием SPBfiller. По сути мы ушли из россии.

Но у нас там было порядка 50 сотрудников. А каждый наш сотрудник очень ценен для компании независимо от паспорта. 

Где-то 60% нашей российской команды уехали из страны. Мы им в этом помогли, сейчас они в Грузии. Но не все могут уехать. Будем продолжать сотрудничать с оставшимися в рф, пока легально можем это делать. В airSlate есть очень простая доктрина: мы не бросаем членов команды на произвол судьбы. Конечно, в компании есть люди, которые плохо относятся к этой доктрине. И я их прекрасно понимаю по-человечески. Но у нас есть принципы, на которых мы строили компанию, и мы не можем от них отказываться. 

Каким ты видишь будущее компании и рынка в целом?

Думаю, глобальную экономику будет штормить ближайшие года два.

Если говорить о планах, то мы как компания хотим вырасти до миллиарда долларов выручки. Конечно, без поглощений этого достичь тяжело. Это займет очень много времени. Поэтому скорее всего мы будем кого-то покупать по дороге. У нас есть план поглощений. До войны он был чуть более агрессивным, сейчас мы его пересмотрели, но в любом случае собираемся покупать другие компании. 

Недавно купили компанию, которую пока не могу называть. Объявим о сделке через несколько недель. Это наши прямые конкуренты, просто намного меньше по масштабу. У них что-то около 250 тыс. платных пользователей, а у нас около миллиона. После объединения количество наших пользователей перевалит за 1,2 млн. 

Думаю, что для нас это очень удачная сделка. Мы отлично знаем эту сферу. Единственный нюанс — это чисто американская компания, поэтому могут быть вопросы с адаптацией к нашей корпоративной культуре. Но пока мы рады этой сделке.

Думаете ли об IPO?

Я был в совете директоров нескольких публичных компаний, в том числе в одной из списка S&P 500.  Это кошмар.  Неимоверное количество проверяющих, которые смотрят тебе в хвост и в гриву в поисках несуществующих вшей. И если мы выведем airSlate на биржу, то я себе не завидую. Это непростой путь. Мы особо к этому не стремимся. 

Конечно, об этом часто спрашивают в контексте экзита. Но сотрудники и другие акционеры могут заработать и без выхода на биржу. Часть инвестиций ($31,8 млн из $51,5 млн), которые мы привлекли в июне, — это secondary-раунд, то есть инвесторы выкупили часть долей у основателей и сотрудников. Многие в компании хорошо заработали. 

Если оценка компании будет расти, то мы можем продолжать привлекать secondary-раунды и обеспечивать наших сотрудников прибыльным экзитом. Видим в таком сценарии больше стабильности и меньше ограничений. С фондовым рынком очень тяжело иметь дело, потому что у них очень короткий горизонт. Они смотрят на один квартал вперед, а мы пытаемся планировать на три года. Плюс, идя на биржу, ты теряешь контроль и начинаешь играть в политику. А мы не хотим ни того, ни другого.

То есть вы вообще не планируете на биржу?

Если будет правильная ситуация — пойдем. Если нет — будем привлекать secondary и делиться деньгами с нашими ребятами. 

Думаю, что рано или поздно придется делать IPO. Частных компаний, которые зарабатывают $500 млн в год, не так много. Мы могли бы выйти на биржу хоть завтра. Финансовые показатели и мультипликаторы нам это позволяют. Но необходимости в этом нет. Я считаю, что надо дорасти хотя бы до оборота в $500 млн, прежде чем туда двигаться. Иначе ты будешь мелкой сошкой, а это неинтересно. 

Что касается моих личных амбиций, мне очень интересно расти. Масштабирование совершенно не мой скилл, я ничего об этом не знал. А может, и до сих пор не знаю. Если для роста надо стать публичной компанией, мы сделаем это. Но, повторюсь, это не манна небесная, а в какой-то степени проклятие. 

Вы много раз подчеркивали, что у всех сотрудников airSlate есть опционы. Это по-прежнему так? 

Да. На раунде заработали все, многие сотрудники заработали неплохо, а те, кто  в компании 7-8 лет, очень хорошо. Речь о десятках тысяч долларов. Кто-то заработал сотни тысяч. Но это олдтаймеры, их не так много.

Раунд был своевременным, это очень помогло ребятам. У них появилась возможность поддерживать семьи, помогать стране и армии.


Первую часть интервью можно прочитать здесь

0