Русский военный корабль, иди нах*й.
Пожертвувати на армію
×
Упс!
Не вдала спроба:(
Будь ласка, спробуйте ще раз.
preview
Наталія Ємченко
Наталія Ємченко
13 травня 2022 6 хвилин читання

Зачем общаться с аудиторией из россии и что ей говорить. Почти антропологические записки от Наталии Емченко

SPEKA продолжает исследовать тему коммуникаций во время войны и борьбы с дезинформацией и российскими нарративами в рамках проекта SPEKcheck. Сегодня разбираем один из самых сложных вопросов по этой теме: стоит ли украинцам продолжать говорить с аудиторией из россии? И если да, то зачем? Наталия Емченко, директорка по коммуникациям SCM, рассказывает о своих выводах о коммуникациях с россиянами в течение последних трех месяцев. 

Это первая европейская война, которая ведется практически в  онлайн-режиме. Мы все видим, описываем, проживаем, фиксируем, транслируем эту войну для себя, своих родных, коллег, для будущего. Для всего мира, который соучаствует, сочувствует, содействует. 

А еще (иногда) для россиян, которые «за». За «можем повторить», за «денацификацию и демилитаризацию», за «Украины не существует», за «украинцы должны прекратить сопротивление». 

Зачем говорить с россиянами или адептами российских нарративов войны? Иногда потому, что по ту сторону добра и зла оказались родные и близкие. Иногда потому, что это часть профессии. Иногда для того, чтобы понять, как выглядит продукт тоталитарной пропаганды, чтобы знать, с кем и с чем мы имеем дело. 

Для меня, безусловно, дискуссии с жертвами российской тоталитарной пропаганды представляют абсолютный профессиональный (близкий к научному) интерес. 

Спустя почти три месяца глубочайшего погружения в этот хтонический сторителлинг, я готова сформулировать свои гипотезы о том, что в голове у российского телезрителя  / радиослушателя / сетевого серфингиста. 

  • 1. Насилие как норма. Вне всяких сомнений, главная скрепа российского общества — насилие.  А значит, прав только сильный. Правда в силе. И бьет — значит любит. Насилие для российской аудитории — норма. А насилие государства над человеком — абсолютная норма, несущая конструкция. Именно этим можно объяснить жестокость российских солдат, особенно из депрессивных регионов. Для жертвы систематического насилия единственный способ доказать, что он существует — стать самому насильником. Найти более слабого и причинить ему боль. 

Итак, россияне считают насилие государства над собой нормой. И свое насилие над теми, кто кажется слабее, тоже. От домашнего  насилия (которое недавно было декриминализировано в России) до военных преступлений

Что я отвечаю россиянам на это? Убивать людей нельзя. Превентивно тоже нельзя. Чеченцам или бурятам тоже нельзя. Убийство — страшное преступление. 

  • 2. Имперское  сознание. Вера в исключительность россии, россиян, в исключительное право любить свои «братские народы» и требовать от них взаимности. И одновременно вера в ущербность, несамостоятельность этих самых «братских народов». 

"Мы русские и с нами бог", "русские — народ-богоносец", "великая русская культура" — это все оттуда. Даже самые либеральные россияне верят в то, что все хотят россию. Ее деньги, силу, культуру. И с трудом допускают мысль, что для построения нормальных отношений с другими странами и народами важно их (других) уважать и относиться к ним (к другим) не как к собственности, а как к партнерам. 

Что я отвечаю россиянам на это? Империи должны умереть. А страны и народы — остаться и жить, не пожирая друг друга.

  • 3.  Украина может быть счастлива только с россией. И россия принудит Украину к этой любви любой ценой. 

Отношение к Украине как к предмету обладания, а не отдельному государству. «Украины не существует», «Украина — государство-фейк». 

Отношение к украинцам как к людям второго сорта, к недонации, не совсем людям. 

Отношение к Украине как к своему вассалу (собственности) дает россиянам право требовать от Украины к себе безусловной любви и наказывать / учить за увлечение другими. «Мы вас так любили, а вы нам изменили с западом. Мы заставим вас полюбить нас, у нас большие кулаки, длинные руки и крылатые ракеты». 

Что я отвечаю россиянам на это? Украина – суверенное независимое государство. В которой действенная демократия и законно избранный абсолютным большинством президент. Нападать на Украину – преступление. Россия, которая ведет войну в Украине, против Украины и украинцев, совершает преступление. Которое будут расследовать, а виновных накажут.

  • 4.  Ожидание покорности. Россия, как и любой насильник, требующий от жертвы любви любой ценой, ожидает от нее покорности. Сопротивление Украины россияне воспринимают как нечто незаконное, противоестественное и иррациональное. 

По логике россиян, нам лучше сдаться. Чтобы уменьшить жертвы. Потому что шансов справиться с силой россии у украинцев нет. 

И наше сопротивление провоцирует еще больше насилия. И чем больше мы будем сопротивляться, тем быстрее насильник превратиться в убийцу.

Что я отвечаю россиянам на это? Мы ничего не боимся, кроме того, что зло, совершаемое россией, не будет снова наказано. Поэтому мы будем бороться. Иначе безнаказанность приведет к еще большему насилию. 

  • 5.  Вера в безнаказанность россии. Уверенность, что «парни наверху все порешают». Что это все «большая игра». Что «а чем они (европейцы) топить будут?». 

Что я отвечаю россиянам на это? После резни в Буче и Ирпене, после Мариуполя, после Изюма — не пропетляют. Все преступления будут расследованы, все виновные будут наказаны. 

И напоследок. Я уверена, что россияне, которіе как минимум последние восемь лет жили в условиях тоталитарного государства и тотальной пропаганды, сейчас ведут себя как сектанты. Находятся в плену мрака. 

И для того чтобы выбраться из него, россияне сами должны захотеть. А для этого они должны потерять. Имперское сознание, силу, безнаказанность. И аппетит к поеданию других стран и свобод. 

Якщо ви хочете поділитися з читачами SPEKA власним досвідом, розповісти свою історію чи опублікувати колонку на важливу для вас тему, долучайтеся. Відтепер ви можете зареєструватися на сайті SPEKA і самостійно опублікувати свій пост.
0
Прокоментувати
Інші матеріали

Жіноче підприємництво під час війни: який бізнес відкрити в кризу

Максим Грант за 5 годин

Disney на росії видалила свій сайт та сторінки у соцмережах

Вадим Добровольський 49 хвилин тому

Хтось забув випити пігулки: як українці реагують на твіт Маска про мир між Україною та росією

Ольга Валькевич 13 годин тому

Україна скликає IT-спеціалістів Європи для розроблення рішень з відбудови країни

Вадим Добровольський 18 годин тому

У «Дії» тепер доступна купівля військових облігацій

Олександр Тартачний 21 годину тому